• Просмотров: 8933

Подводная лодка К-429 на учениях в море

На ПЛ К-429 после возвращения из длительного плавания в период с 4-го апреля по 30-ое мая 1983 года был проведен межпоходовый ремонт с привлечением специалиста судоремонтного завода ВМФ.

24 июня ПЛ была принята от 228-го экипажа (при введенной ГЭУ) 379-м экипажем для отработки задачи Л-З курса боевой подготовки. 379-й экипаж с января 1980 г. входил в первую линию, в 1983 г. им были отработаны и сданы с оценкой «4» курсовые задачи Л-1 и Л-2. Планом боевой подготовки на 24—26 июня была спланирована отработка элементов задачи Л-З с выполнением торпедных стрельб.

В период с 7 по 23 июня экипаж был проверен штабом соединения подводных лодок и допущен к выполнению торпедных стрельб. Прием и передача ПЛ производилась с 9 ч 30 мин до 12 ч 30 мин 24 июня под руководством помощника командира 379-го экипажа и старшего помощника 228-го экипажа. Командиры экипажей на ПЛ в это время отсутствовали.

В 16 ч 45 мин командир 379-го экипажа объявил по трансляции о вступлении в командование ПЛ и о том, что к эксплуатации материальной части приступил 379-й экипаж. При этом командиры экипажей, в нарушение инструкции, рапортами о приеме-передаче корабля не обменялись. Также в нарушение требований КУ ВМФ и РБЖ-ПЛ по распоряжению командира 379-го экипажа проверка прочного корпуса ПЛ на герметичность перед выходом в море не была произведена.

В море на ПЛ в соответствии с приказом командира соединения от 24 июня 1983 г. должны были выйти 106 чел., из которых только 48 чел. входили в 379-й экипаж; 58 чел. были прикомандированы от 228-го и двух других экипа­жей. Фактически в море на ПЛ вышли 120 чел., так как командир ПЛ дополнительно взял в море для обучения еще 14 старшин и матросов.

Допуск прикомандированного личного состава к самостоятельному исполнению своих обязанностей приказом ко­мандира 379-го экипажа не был оформлен, его специальная подготовка не проверялась. 16 чел. личного состава, находившиеся на борту ПЛ, не были обеспечены индивидуальными дыхательными аппаратами. Проверки наличия на борту ПЛ индивидуальных спасательных средств перед выходом в море командирами отсеков произведены формально, отдельные старшины и матросы были распределены по боевым постам без учета их боевого номера. Так, мичман Соболев В. С. был назначен для несения вахты на пульте управления ОКС «Ключ» по боевой готовности № 1, хотя ранее ни разу не управлял этими системами при погружении ПЛ. Имущество, находящееся на ПЛ, и часть оружия 379-м экипажем не принимались, не передавались также некоторые технические средства в связи с тем, что специалисты, в заведовании которых они находились, были прикомандированы на выход в море от 228-го экипажа. Все это привело к тому, что командир 379-го экипажа, командиры боевых частей и служб состояние принятого корабля знали недостаточно. Штаб соединения прием-передачу ПЛ не контролировал, начальник штаба соединения прибыл на ПЛ непосредственно перед выходом в море и в вопросы комплектования экипажа и передачи корабля не вникал.

В составе экипажа, выходящего в море на ПЛ, были 41 член КПСС и 73 члена ВЛКСМ, 50% отличников боевой и политической подготовки, более 50% специалистов 1-го и 2-го класса, 15 мастеров военного дела.

Развитие событий и борьба за живучесть

24 июня в 18 ч 45 мин ПЛ с 379-м экипажем вышла из б. Крашенинникова для отработки учебных задач с вы­полнением торпедных стрельб. Старший на борту—на­чальник штаба соединения ПЛ. На подводной лодке были приняты боевые ракеты и торпеды и три практические торпеды.

В 22 ч 46 мин подлодка прибыла в б. Саранная для дифферентовки. Погода: ветер 3—5 м/с, зыбь 1 балл, видимость 40−60 каб, дымка.

В связи с тем что в базе во время приготовления к походу и погружению проверка ПЛ на герметичность не проводилась, она была проведена в море перед погружением. Разрежение внутри прочного корпуса производилось вытяжным вентилятором носового кольца судовой системы вентиляции при управлении с местного поста в IV отсеке.

По заявлению командиров ПЛ и командира БЧ-5, по окончании проверки прочного корпуса на герметичность была проведена проверка системы погружения путем поочередного проворачивания кингстонов и клапанов вентиляции ЦГБ с пульта ОКС «Ключ».

В 23 ч 18 мин командир ПЛ задраил верхний рубочный люк, спустился в ЦП и дал команду принимать главный балласт. Как сообщил командир ПЛ комиссии по расследованию происшествия, им была подана команда «По местам стоять, к погружению», однако в отсеках ее не приняли и записи в вахтенном журнале об этой команде нет. Личный состав не приготовил к погружению некоторые систе­мы и механизмы ЦП и не закрыл захлопки и переборочные клинкеты судовой системы вентиляции носового кольца.

В 23 ч 27 мин был начат прием главного балласта в концевые группы ЦГБ. Осмотр отсеков и вентилирование водоотливной магистрали и выгородки гидроакустическо­го комплекса после заполнения концевых групп ЦГБ не производились. Одновременно с заполнением концевых групп ЦГБ по приказанию командира БЧ-5 для ускорения погружения была заполнена на 80% уравнительная цистерна № 2 и начато заполнение уравнительной цистерны № 1. Количество принятой в них воды на 40—50 т превышало расчетную дифферентовку.

Спустя некоторое время по команде командира БЧ-5 «Принимать балласт в среднюю группу порциями» оператор на пульте «Ключ» выполнил операцию по открыванию клапанов вентиляции средней группы ЦГБ сначала ключом с поста управления ОКС, а затем манипулятором гидравлического дистанционного управления, не доложив о переходе на резервное управление командиру БЧ-5. После заполнения средней группы ЦГБ ПЛ, имея большую отрицательную плавучесть, стала быстро погружаться, но в ЦП погружение было не замечено, так как глубиномеры не были включены и показывали «нулевую» глубину.

В 23 ч 30 мин из I отсека поступил доклад: «Аварийная тревога, поступление воды в отсек из трубопроводов вентиляции». В это же время через переборочную дверь из IV отсе­ка поступил доклад о поступлении воды в отсек через си­стему судовой вентиляции. На последующий вызов из ЦП по громкоговорящей связи IV отсек не отвечал.

Одновременно поступление забортной воды через тру­бопроводы системы судовой вентиляции было отмечено в III, II и I отсеках. С местного поста III отсека были закрыты перебороч­ные клинкеты системы судовой вентиляции, после чего поступление воды в I, II и III отсеки прекратилось.

На субмарине была объявлена аварийная тревога, командир, БЧ-5 отдал приказание продуть ЦГБ. Оператор на пульте ОКС «Ключ» подал ВВД в среднюю и концевые группы ЦГБ и пытался закрыть их клапаны вентиляции, однако в сложной обстановке он допустил ошибочные действия—закрыл кингстоны вместо клапанов вентиляции (ключи управления кингстонами и клапанами вентиляции расположены на панели рядом).

В это же время пропало питание пульта ОКС «Ключ, в отсеках погасло освещение и остановились электромеха-низмы, что явилось результатом затопления пульта управления электроэнергетической системы «Ока» в IV отсеке и замыкания цепей управления всеми коммутационными аппаратами. По телефону из VI отсека доложили о поступлении во­ды в V отсек.

Подводная лодка продолжала погружаться и около 23 ч 40 мин затонула на глубине 35 м.

Центральный пост для оценки обстановки установил по телефону связь с другими отсеками. Связи с IV отсеком не было. Перешедший из V в VI отсек личный состав доложил о поступлении воды в V отсек через клапан выравнивания давления, закрыть который ему не удалось. В VI и VII отсеки вода не поступала, IV и V отсеки предположительно были затоплены.

Оказались закрытыми кингстоны всех ЦГБ и открыты­ми клапаны вентиляции концевых групп. Для подготовки к продуванию главного балласта в 23 ч 50 мин была подана команда «Открыть кингстоны, закрыть клапаны вентиляции концевых групп вручную».

В 00 ч 10 мин 25 июня клапаны вентиляции всех ци­стерн были закрыты вручную, кроме ЦГБ № 11 правого борта, который закрыть не удалось. В течение последую­щих 20 мин порциями поочередно продувались ЦГБ, но ПЛ не всплыла.

По состоянию на 00 ч 56 мин 25 июня обстановка на ПЛ характеризовалась следующим образом: глубина погружения в носу 30,5 м и в корме—35,5 м; запас ВВД 30%, крен 15° на левый борт, дифферент 0,5° на нос.

В I, II, III, VI и VII отсеках ПЛ находилось 106 чел., в том числе 23 чел. в VI и VII отсеках. В отсеках, где находился личный состав, имелось 61 комплект ИДА-59М и 44 гидрокомбинезона. Давление в V отсеке 3,5 кгс/см2, тем­пература в VI отсеке до 50° С. Наблюдались протечки воды по сальникам кабельных трасс из V в VI отсек. Отдать аварийно-спасательные буи в I и V отсеках и открыть крышку всплывающего спасательного устройства (ВСУ) не удалось, при этом был сломан привод отдачи аварийного буя I отсека.

В комплектах ИСП не было резиновых жгутов для герметизации гидрокомбинезопов, в аварийных бачках I, II, VI и VII отсеков-запасов пищи.

В 04 ч 37 мин из I и VII отсеков начали подавать звуковые сигналы ударами по корпусу ПЛ.

В 04 ч 55 мин произошел взрыв аккумуляторной батареи III отсека, после чего личный состав из него перешел во II отсек (аккумуляторная батарея I отсека взорвалась 26 июня).

Связь между I и VII отсеками поддерживалась по телефону аварийно-спасательных буев.

В 8 ч 30 мин через торпедный аппарат были отправлены на поверхность два мичмана с запиской о состоянии ПЛ, которые после четырехчасового плавания были подняты на «СКР-62».

В 14 ч 54 мин в отсеках ПЛ были услышаны сигналы работающей станции звукоподводной связи и установлена связь с силами оказания помощи ПЛ.

В период с 12ч 17 мин по 15 ч 22 мин 25 июня был сформирован спасательный отряд.

На основании доклада командира затонувшей ПЛ, полученного с вышедшими подводниками, командир соединения принял решение о выводе личного состава из затонувшей ПЛ с одновременной загрузкой на нее недостающих средств индивидуальной защиты через торпедные аппараты. На аварийную ПЛ было передано приказание сформировать группы для выхода и определить очередность их выхода.

В период с 22 ч 41 мин 25 июня по 20 ч 31 мин 28 июня с затонувшей ПЛ было выведено на поверхность 104 чел. При попытке выхода погибли 2 чел.: один-специалист-легководолаз, выходивший первым из VII отсека с буй-вьюшкой, запутался в ее тросе и, не имея ножа, не смог от него освободиться; второй—при выходе через торпедный аппарат № 3 от сердечной недостаточности.

Имея в виду необходимость последующего подъема затонувшей ПЛ, личному составу было передано указание при осуществлении выхода в максимально возможной степени избежать затопления отсеков.

Выполняя это указание, личный состав предпринял попытку осуществить выход из ПЛ посредством шлюзования прочной рубки, однако вследствие неисправности клапана затопления рубки от проведения этой операции отказался;

при выходе из рубки верхний и нижний рубочные люки были оставлены только на защелках с. незакрытыми кремальерами. Последнее обстоятельство отрицательно сказалось при подъеме ПЛ, так как при подаче воздуха в III отсек в целях создания в нем противодавления верхний и нижний рубочные люки созданным давлением были сорваны с за­щелок и открылись, что привело к полному затоплению отсека.

Высокие моральные качества и самообладание проявил мичман Баев В. П., который выходил из VII отсека последним. В сложной обстановке, в полной темноте он сумел разобрать и устранить неисправность привода нижней крышки люка, для чего дважды из шахты люка возвращался в отсек и выполнил все необходимые операции, позволившие ему произвести успешное самошлюзование в шахте кормового люка без затопления VII отсека.

Из затопленной ПЛ был выведен весь личный состав, кроме погибшего при затоплении IV отсека. Продолжительность вывода личного состава на поверхность (3 сут) была обусловлена отсутствием штатной двусторонней связи с затонувшей ПЛ, а также несовершенством и недостаточной надежностью ряда аварийно-спасательных средств и устройств.

Для устранения последствий аварии после подъема подводная лодка была поставлена на судоремонтный завод.

Оценка действий личного состава

1. Непосредственной причиной аварии явилось поступление больших масс забортной воды в IV отсек ПЛ при ее погружении через открытые захлопки и бортовые клапаны носового кольца судовой вентиляции и распространение ее в V, IV, II и I отсеки через незакрытые запорные устройства на межотсечных переборках.

2. Захлопки и бортовые клапаны носового кольца судовой вентиляции в открытом положении могли быть оставлены в результате ошибочных действий личного состава в IV отсеке при управлении захлопками и бортовыми клапанами с местного поста либо вследствие ошибки оператора пульта ОКС «Ключ» при управлении судовой вентиляцией и неправильных его действий при управлении системой погружения и всплытия.

3. Действия личного состава при нахождении в отсеках аварийной ПЛ были правильными, все команды выполнялись четко, без паники, что позволило успешно провести работы по спасению, экипажа.

4. Происшествию способствовали низкая организация службы на ПЛ, неправильное комплектование экипажа, слабая обученность отдельных специалистов,

5. Фактически ПЛ вышла в море с неподготовленным к плаванию экипажем, с непроверенной готовностью к бою и походу. На выход в море личный состав комплектовался в спешке, из нескольких экипажей.

6. Прием-передача ПЛ была произведена формально, как и ее приготовление к выходу в море, во время которого производился прием на борт практических торпед.

7. Команда «По местам стоять, к погружению» по отсекам ПЛ не прошла, в вахтенном журнале записи о ней нет. Проверка готовности ПЛ к погружению старшим помощником командира ПЛ и командиром БЧ-5 не производилась, вследствие чего личный состав и материальная часть не были готовы к выполнению этой операции.

Все это свидетельствует о том, что на соединении и объединении ПЛ, в состав которых входила ПЛ «К-429», не было должной организации службы, исполнительности в соблюдении требований уставов, руководств и инструкций, был ослаблен контроль за деятельностью личного состава со стороны флагманских специалистов электромеханической службы, не было сделано должных выводов из имевших место ранее на флотах происшествий.

Видео Аварии на подводных лодках

Поделиться

Добавить комментарий

Ваши комментарии не должны содержать призывов к насилию, разжиганию межнациональной розни и экстремизму, оскорблений, нецензурной лексики, а также сообщений рекламного характера. Все комментарии, не отвечающие этим требованиям, будут модернизироваться или удаляться.
Войдите через социальные сети:
             
или заполните:
Обновить
Защитный код

Самое читаемое

  • Состав изолирующего дыхательного аппарата ИДА-59М

    Изолирующий дыхательный аппарат ИДА-59М

    Устройство ИДА-59М Изолирующий дыхательный аппарат ИДА-59М (рис. 9) предс­тавляет собой автономный дыхательный аппарат регенеративного типа с замкнутым циклом дыхания. Аппарат изолирует органы…

  • Изображение по умолчанию

    Глава 1: Основы корабельной организации

    Общие положения Командные пункты и боевые посты Боевой номер Корабельные расписания Объявление тревог на корабле ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 8. Основным боевым назначением корабля является поражение сил и…

Новости

RSS поток Podlodka.info

В этот день

Сегодня нет мероприятий!
Rambler's Top100